Ларионов Михаил Федорович

Ларионов Михаил Федорович – (22.5.1881, Тирасполь, Херсонской губ. - 10.5.1964, фонтене-О-Роз, Франция) - живописец, график, театральный художник. Сын военного фельдшера. С 12 лет в Москве, где окончил реальное училище Воскресенского, В 1898-1910 учился с перерывами в Московском училище живописи, ваяния и зодчества у И.Левитана, В.Серова, К.Коровина, С.Иванова. В 1901 исключался на 1 год из училища (3 картины Л. были признаны порнографическими). Познакомился в училище с Н.Гончаровой, ставшей в начале 900-х его женой. Ранние работы, написанные на рубеже 1890-х - 1900-х пастелью и маслом, карандашом и углем, - иллюстрации, сценки из мира театра и, главным образом, пейзажи и натюрморты, исполненные в сплавленных между собою серых и охристых красках («Зимний пейзаж», «фабрика»). Картины: «Офицеры, играющие в карты» (1902), «Верхушки акаций» (1904), а также созданные в Тирасполе - «Рыбы», «Розовый куст после дождя», «Дождь» (1904) - представляли постимпрессионистский этап в ван-гоговской версии, привязанной к живой натуре; в работах 1906 появились домашние животные: «Волы на отдыхе», «Гуси». Осенью 1906 Л. побывал по приглашению С.Дягилева в Париже и Лондоне; выставлял свои работы на выставках объединения «Мир искусства», Союза русских художников и парижского Осеннего салона. Сотрудник журналов «Золотое руно» и «Искусство», в которых впервые опубликовал репродукции картин Ван Гога, Гогена и Сезанна. Начало примитивистского периода в творческом развитии Л. - организованная вместе с Д.Бурлюком выставка «Стефанос» (Москва, 1907-8), на смену раздельным мазкам пришли интенсивные цветовые пятна («Портрет Велимира Хлебникова», 1910), росла динамичность натуры («Цыганка», 1908). В 1907 под впечатлением от образцовпримитивов была создана серия «Парикмахеры», в которой Л. утрировал приемы провинциальной вывески, придавая своей манере характер «жизнеутверждающего гротеска». Примитивистская и натурная линии этого периода были вариантами «фовистской» фазы творчества Л. Впечатления от военной службы дали Л. материал для обширной серии работ из солдатской жизни: группа натурных мотивов («Утро в казарме», 1910), прямые апелляции к искусству примитивов («Солдат верхом», 1911), композиции, где реальные эпизоды окрашены воспоминаниями о старинных лубках («Отдыхающий солдат», «Солдаты», 1910-11) и где достигла апогея «атмосфера снижений» («Курящий солдат», «Автопортрет в солдатской рубахе», 1911). По замечанию С.Романовича, ученика и друга Л. художник «был включен в круг той стихийной жизни, в которой все это существовало. Выразить эту жизнь так, как он этого хотел, можно было, передав ее мощную животную основу». Для Л. сцены из сниженного солдатского обихода - исток высокой поэзии. В четырех полотнах серии «Времена года» (1912) прототипы уже неузнаваемы, это наивное творчество как таковое. В 1908-9 Л. был в числе организаторов двух экспозиций французской живописи при «Салонах Золотого руна», в 1911 устроил персональную выставку в Обществе свободной эстетики, в 1913 совместно с Н.Виноградовым две выставки русских и восточных лубков. Вошел в 1910 в Союз молодежи. Организовал примитивистские выставки «Бубновый валет» (1910-11), «Ослиный хвост» (1912) и «Мишень» (1913), чьи нарочито сниженные названия отвечали замыслу превращения экспозиций в своего рода «площадные» или «ярмарочные» представления; оказал большое влияние на участников этих выставок - П.Кончаловского, И.Машкова, В.Татлина, А.Шевченко, Д.Бурлюка, М.Ледантю. В последующих произведениях творчество Л. достигло невиданной эстетической утонченности. В 1912-14 созданы «лучистые» полотна Л" в которых натурный мотив исчез, но, в отличие от «абстрактного искусства», они вызывали ассоциации с реальными природными явлениями, например, сосновой хвоей («Желто-коричневый лучизм», 1912: «Лучистый пейзаж»). Экспонировал эти работы на московских выставках «Мишень» (1913), «No 4» (1914), «1915-й год» (1915), в галерее Поля Гийома в Париже (1914). Выпустил манифест «Лучизм» (М" 1913; переизд. в 1917 в Италии). Воздействие нового Л. испытали будущие члены обществ «Маковец» и «Путь живописи» В.Чекрыгин, Л.Жегин, С.Романович и др. С 1912 Л. делал литографические рисунки со своих картин 1910-11, издававшиеся в виде почтовых открыток: некоторые литографии раскрашивал акварелью. Иллюстрировал «книжки футуристов», к которым, кроме рисунков, художник писал и тексты. В 1914 помогал Гончаровой в ее работе над декорациями к опере-балету «Золотой петушок» Н.Римского-Корсакова для дягилевских Русских сезонов. Прапорщиком участвовал в начале 1-й мировой войны в боях в Восточной Пруссии, был контужен и после излечения в госпитале демобилизован. В 1915 Л. и Гончарова присоединились к балетной труппе Дягилева в Уши (Швейцария), затем сопровождали ее в Испании и Италии; с 1917-в Париже. Вместе они оформили спектакли «Полуночное солнце» Римского-Корсакова (1915), «Естественная история» М.Равеля (1915, не осуществлен), «Русские сказки» А.Лядова (1916-18) и «Шут» С.Прокофьева (1921); ведущая роль принадлежала Л" определявшему основную идею спектакля, он же выполнял эскизы мизансцен и декораций, используя прежние находки (примитивы, «футуристическую» раскраску лиц). Л. выступал и как балетмейстер: под его руководством Т.Славинский поставил танец в «Шуте», Балетмейстерские приемы накладывали своеобразный отпечаток на его работы: акцент все более смещался на пластику движений танцора. В рисунках для постановки «Шута» фигурки танцовщиков, сначала раздетые до трико, затем как бы лишались и тел, превращаясь в графические схемы движений, но, в свою очередь, эти типично балетмейстерские деловые наброски становились для Л. предметом обостренного эстетического переживания, влияя на самый стиль его зарисовок на балетные темы. Линеарные контуры утверждались также в костюмах и декорациях («Гамлет» М.Мартину, 1938; «Порт-Саид» К.Константинова, 1935). На смену писанным декорациям и фольклорным костюмам «Байки про лису» И.Стравинского (1921) пришли конструкция на сцене и рабочие трико для артистов («Классическая симфония» Прокофьева, 1931). В 20-30-е у Л. постепенно стиралась грань между видами и жанрами искусства. Нарастающие монохромность, дематериализация, «рисовальный подход» сближали живопись с графикой, театральный эскиз все более превращался в станковое произведение по мотивам спектакля, и балетные персонажи продолжали свою жизнь в сериях станковых рисунков и гуашей (рисунки к «Лису»). В работах этого периода происходил возврат к предметности. Излюбленный круг мотивов - купальщицы, лежащие обнаженными, гуляющие женщины, сопровождаемые собаками; в натюрмортах - это либо обобщенный рисунок, либо кусочек зацветшей ветки, стоящей в стеклянном стакане. Л. иллюстрировал «Двенадцать» А.Блока (на рус., франц. и англ. яз. 1920), сборник стихов В.Парнаха (1919-21), «Приключения дьяка Индикоплова» Е.Замятина (1932) и др. книги, Принимал участие в философских и художественных журналах «Аксьон», «Параллели», «Числа», «Русское искусство». Организуя художнические праздники-балы (1923, 1924, 1925, 1934), оформлял интерьеры, делал костюмы, ставил танцы, сочинял музыку и стихи. Участник французских, русских и международных выставок, вокруг которых сложилась «Ecole de Paris». Вице-президент Союза русских художников, член русских и международных ассоциаций и объединений, например, «Мира искусства», «1940». Переписывался со старыми друзьями в СССР, в 1925 помогал сформировать состав русского отдела на Международной выставке декоративных искусств в Париже, в 1928 был одним из организаторов и участников выставки французского искусства в Москве и устроил в Париже выставку московского общества «Путь живописи». Автор воспоминаний о дягилевском балете (N.Gontcharova, M.Larionov, P.Vorms. Les ballets russes. Serge de Diaghilev et la decolation th6atrale. Belvfes. 1930: M.Larionov, Diaghilev et les ballets russes. Paris, 1970). Статья Л. «Главная линия русского балета», «Воспоминания», «Художественные заметки» и «Дневники» печатались в 1967-68 в газете «Русские новости». Дополнял их графическими воспоминаниями, изображая Дягилева, Прокофьева, Стравинского, Г.Аполлинера, воссоздавая мир кулис. Параллельно с падением творческой активности Л. в 40-50-е росла известность его ранних произведений, созданных в России. В 1948 М.Сефор организовал выставку «лучистых» работ Л. и Гончаровой. После смерти в 1962 Гончаровой Л. оформил брак с А.Томилиной (связь с ней началась в 1920-е). После смерти Л. она провела серию выставок работ его и Гончаровой, последняя - в Ленинграде и Москве (1980). В 1988 по завещанию Томилиной большая часть их наследия, библиотеки и архива поступила в собрание Третьяковской галереи, Кроме того, работы Л. хранятся в Русском музее, Национальном музее современного искусства в Париже, Лондонской галерее Тейт, в частных собраниях за рубежом.
Источник: Исторический словарь

Смотрите также: