Радищев александр николаевич (1749-1802)

Что означает словосочетание «радищев александр николаевич (1749-1802)»? Значение словосочетания «радищев александр николаевич (1749-1802)» в словарях русского языка, ассоциации, синонимы, а также примеры употребления словосочетания «радищев александр николаевич (1749-1802)» в тексте.

Значение словосочетания «радищев александр николаевич (1749-1802)»

Радищев александр николаевич (1749-1802)

— русский мыслитель, основоположник революционной теории в интеллектуальном российском движении, поэт, общественный деятель. Учился в Лейпцигском университете, усвоил ряд революционных идей западно-европейской философии. По возвращении в Россию служит в Сенате, Коммерц-коллегии и в Петербургской Казенной палате. В условиях отказа Екатерины Второй от либеральных обещаний ("Наказа" — 1760) становится противником самодержавия и крепостничества. В 1773 впервые выступает в печати с переводом "Размышления о греческой истории Мабли", где в "Примечаниях" объявил самодержавие "наипротивнейшим человеческому естеству состоянием". В 1780-х знакомится с трудом "История обеих Индий" (Г.Т. Рейналь, Дидро, Нежон), проникается сочувствием к освободительной войне в Северной Америке и убеждается в банкротстве екатерининского "просвещенного абсолютизма". В свет выходит его ода "Вольность", где он приветствует О. Кромвеля и Дж. Вашингтона. В 1782 "Письмо к другу, жительствующему в Тобольске" продолжает ту же тему, отрицая даже у прогрессивных государей воспомоществование вольности народной. Концепция вольности и антикрепостничества находит художественно-идейное воплощение в "Путешествии из Петербурга в Москву", (написано в сер. 1780, напечатано в 1790). Критика крепостничества велась Р. с экономической, политической и моральной точек зрения. Несмотря на внешне респектабельную позицию Р., выражавшуюся в тезисе "правительство для народа (а не наоборот)", страстное осуждение, гнев и готовность автора на решительные меры явно преступили просветительское желание обойтись без революционных потрясений. Реакция самодержавия последовала незамедлительно: ссылка в Илимск. (Известна оценка Р. Екатериной И: "бунтовщик, хуже Пугачева".) Однако дух мыслителя не сломлен, он постоянно пишет, размышляет, прогнозирует судьбу России, осуществляет философские поиски. Рождается основной философский трактат Р. "О человеке, его смертности и бессмертии", построенный на принципе диалога материалистических и идеалистических концепций бытия и мышления. Трудно без сомнений отнести философскую позицию самого автора к одной из представленных в трактате концепций, это скорее глубоко личностное философское странствие в целях постижения тайн бытия, смерти и бессмертия, вызванное всем складом натуры и экстраординарными условиями жизни ссыльного. В тексте позитивно обновленные философские идеи, отражающие успехи науки и философии, сочетаются с экзистенциально-личностными настроениями, с надеждой на чудо избавления от кошмара и страха ссыльно-сибирского существования. Изложение мыслей Р. в трактате свободное, хотя стиль тяжел и сложен (он пишет как бы для себя). Философская мысль автора движется по типу внутреннего диалога: материя вечна, но есть нечто, что ею не охватывается целиком; человек смертен, он, умирая, исчезает, но не весь, не совсем; нечто в этом процессе вечно-сущее, но что? Первые две части манифестируют материализм, в частности, в тезисе о том, что материальные основы в такой мере относятся к духовному процессу, в какой духовная жизнь зависит от тела. Отсюда делался вывод, что уничтожение тела должно повлечь за собой умирание души. В третьей же и четвертой частях Р. вопреки ранее сказанному, утверждает, что нельзя усомниться более, чтобы душа в человеке не была существо само по себе, от телесности отличная… Она такова и есть в самом деле: проста, непротяженна, неразделима среди всех чувствований и мыслей. Человек не мог бы без такой души ведать прошлое и будущее, за мгновение пробегая века и мчась мыслью со скоростью непостижимой. В области гносеологии Р. настаивал на различии между чувственным опытом и абстрактным мышлением относительно объекта, не соглашаясь с Гельвецием, абсолютизирующим сенсуализм. Из тезиса о простоте и неразделимости души Р. делает вывод о ее бессмертии: цель жизни заключается в стремлении к совершенству и блаженству, Бог не сотворил нас так, чтобы мы считали эту цель напрасной мечтой, поэтому разумно допустить, что состояние души меняется и совершенствование ее длится вечно. В обосновании ее перевоплощения Р. ссылается на идею предустановленной гармонии Лейбница (отвратительная гусеница — куколка — прекрасная бабочка). По-видимому, Р. соглашается с воззрениями Ш. Бонне на возможность прогрессивной реинкарнации людей, которая постоянно стремится ввысь через цепь постоянных перевоплощений. Похоже, что автор разграничивал естественно-научный взгляд на жизнь и смерть человека, с одной стороны, и моральный постулат о бессмертии души, дающий основания для подчинения преходящего в жизни вечному, с другой. (Нечто подобное мы находим у Н.И. Новикова.) После амнистии Р. работал в императорской комиссии гражданского законодательства. Покончил жизнь самоубийством. Э.К. Дорошевич

Философский словарь
Радищев александр николаевич (1749—1802)

— рус. писатель, родоначальник революционной мысли в России, материалист. На формирование взглядов Р. существенное влияние оказали политические и социологические идеи Руссо, Гельвеция, Мабли, Дидро, Г. Рейналя, Т. Пейна. В примечании к своему переводу книги Мабли “Размышления о греческой истории” (1773) Р. осуждал самодержавие как “наипротивнейшее человеческому естеству состояние”. В “Письме к другу, жительствующему в Тобольске” (1782) Р. утверждал, что цари никогда не поступались и не поступятся своей властью ради “вольности” народа. Ода Р. “Вольность” (1783) прославляла “великий пример” англ. и амер. революции — казнь Кромвелем короля и вооруженную борьбу амер. колонистов за свободу. В соч. “Житие Ф. В. Ушакова” (1789) Р. объявлял залогом освобождения “страждущего общества” восстание доведенного до “крайности” народа и проклинал тех, кто пытается “снять покров с очей власти”, т. е. облегчить участь народа путем обращения к монархам. Разработанная в этих произв. концепция получила всестороннее обоснование на материале рус. жизни в гл. соч. Р.— “Путешествии из Петербурга в Москву” (1790). Здесь показана бесплодность попыток помочь народу на путях либерального реформаторства и выдвинута задача революционного просвещения народа как условия грядущей народной революции. В основе политических идей Р.— обобщение важнейших событий 17—18 вв.: победоносных буржуазных революций Запада и краха политики “просвещенного абсолютизма” Екатерины II, показавшего (особенно наглядно после событий крестьянской войны 1773—75) бесплодность надежд на “верхи”. За издание “Путешествия” Р. был осужден на смертную казнь, замененную ссылкой в Сибирь (до 1797). В ссылке Р. написал философский трактат “О человеке, его смертности и бессмертии” (1792), где, рассматривая вопрос о т. наз. бессмертии души, столкнул две диаметрально противоположные системы взглядов: фр. и англ. материалистов 18 в. (Гольбах, Гельвеций, Пристли) и нем. идеалистов 17—18 вв. (Лейбниц, Гердер, М. Мендельсон). Характеризуя доводы первых как основанные на опыте и доказательстве, а утверждения вторых — как умозрительные, смежные “воображению”, Р. вместе с тем пытался применить в материалистической системе доказательств смертности души диалектические идеи, в частности идею Лейбница о том, что “настоящее чревато будущим”. Он показывал, что в земной жизни человека нет ничего, свидетельствующего о возможности существования души после его смерти. Однако с позиций метафизического материализма Р. все же не смог переосмыслить факт активности человеческого познания, на к-ром спекулировали представители нем. идеализма. В конце жизни Р. пережил разочарование в результатах фр. революции. Разделяя идею круговорота “вольности” и “рабства”, Р. истолковал якобинскую диктатуру как новый (после Кромвеля) пример вырождения свободы в самовластие. Эволюция взглядов Р. отразила характерный для последнего поколения просветителей и вождей фр. революции (Рейналь, Пейн, Кондорсе, К. Демулен и др.) стремительный взлет буржуазно-демократического радикализма и его последующий спад, связанный с углублением классовых противоречий в ходе революции.

Философский словарь