Радлов эрнест леопольдович

Что означает словосочетание «радлов эрнест леопольдович»? Значение словосочетания «радлов эрнест леопольдович» в словарях русского языка, ассоциации, синонимы, а также примеры употребления словосочетания «радлов эрнест леопольдович» в тексте.

Значение словосочетания «радлов эрнест леопольдович»

Радлов эрнест леопольдович

Радлов (Эрнест Леопольдович) — сын предыдущего, родился в 1854 г., образование получил в 6-й Санкт-Петербургской гимназии и в Санкт-Петербургском университете, по филологическому факультету. Слушал лекции в Берлине и Лейпциге. Состоит библиотекарем философского отделения Императорской Публичной Библиотеки. Читал лекции по логике на высших женских курсах, по психологии и по истории философии в учил. правоведения. В Александровском лицее читает историю философии. Помещал статьи по философии в "Журнале Министерства Народного Просвещения", "Вестнике Европы", "Archiv fur Geschichte d. Philosophie", "Северном Вестнике", "Русском Обозрении", "Вопросах Философии и Психологии" и в настоящем словаре. Состоит членом ученого комитета при Министерстве народного просвещения и помощником редактора "Журнала Министерства Народного Просвещения". Сочинения его: "Этика Аристотеля" (Санкт-Петербург, 1884), "Об истолковании Аристотеля" (Санкт-Петербург, 1891), "Научная деятельность Каринского" (Санкт-Петербург, 1895).

Биографический словарь
Радлов эрнест леопольдович

Радлов (Эрнест Леопольдович) — сын предыдущего, родился в 1854 г., образование получил в 6-й Санкт-Петербургской гимназии и в Санкт-Петербургском университете, по филологическому факультету. Слушал лекции в Берлине и Лейпциге. Состоит библиотекарем философского отделения Императорской Публичной Библиотеки. Читал лекции по логике на высших женских курсах, по психологии и по истории философии в учил. правоведения. В Александровском лицее читает историю философии. Помещал статьи по философии в "Журнале Министерства Народного Просвещения", "Вестнике Европы", "Archiv fur Geschichte d. Philosophie", "Северном Вестнике", "Русском Обозрении", "Вопросах Философии и Психологии" и в настоящем словаре. Состоит членом ученого комитета при Министерстве народного просвещения и помощником редактора "Журнала Министерства Народного Просвещения". Сочинения его: "Этика Аристотеля" (Санкт-Петербург, 1884), "Об истолковании Аристотеля" (Санкт-Петербург, 1891), "Научная деятельность Каринского" (Санкт-Петербург, 1895).

Исторический словарь
Радлов эрнест леопольдович

(20.11.1854, Петербург — 28.12.1928, Ленинград) — историк философии, переводчик. Окончил историко-филологический ф-т Петербургского ун-та, учился в Берлинском и Лейпцигском ун-тах. Работал в Петербургской публичной библиотеке зав. философским отд., а с 1917 по 1924 г. был ее директором. В 1921-1922 гг. — председатель философского об-ва при Петроградском ун-те. Редактировал философский отдел в "Энциклопедическом словаре" Брокгауза и Ефрона. Перевел на рус. язык "Этику" Аристотеля (1908), под его редакцией вышел новый рус. перевод "Феноменологии духа" Гегеля (1913). Гл. редактор "Философского словаря" (1904; 2-е изд. — 1913). В 1898 г. в статье о философии в России, написанной для 55-го т. ("Россия") словаря Брокгауза и Ефрона, утверждал, что нельзя говорить о рус. философии в том смысле, в каком говорят о фр., нем. или англ., и что национального философа типа, напр., Р. Декарта, И. Канта, Ф. Бэкона в России не было. Философские науки (метафизика, логика, этика, психология, история философии и эстетика) развивались у нас, как и на Западе, считает он, в связи, гл. обр., с университетским преподаванием. 2-е изд. вышедшего в его редакции "Философского словаря" примечательно тем, что в нем формируется "пантеон" рус. философов и фиксируется философский термин "всеединство". В указанный "пантеон" вошли: арх. Феофан (П. С. Авсенев), А. И. Введенский, Владиславлев, арх. gavriil-vasquez-6193.html»>Гавриил (В. Н. Воскресенский), Галич, Гогоцкий, Голубинский, Грот, Данилевский, Дебольский, Кавелин, Каринский, Кареев, Карпов, Козлов, Кудрявцев-Платонов, Лавров, Лопатин, Новиков, Новицкий, Сидонский, Сковорода, В. С. Соловьев, Страхов, Е. Н. и С. Н. Трубецкие, Юркевич и несколько авторов учебных пособий. Относительно рус. философии в словаре было сказано, что только за последнее время она стала обретать определенную самостоятельность (благодаря работам Кудрявцева-Платонова, Карийского и Соловьева), но и теперь в целом еще находится в зависимости от западноевропейских течений. В 1912 г. в "Очерке истории русской философии" Р. утверждал, что, хотя рус. народ пока не внес в общую сокровищницу философского творчества нового принципа, у русских нет вполне оригинальной философии, тем не менее было бы несправедливым считать, что существует лишь философия в России и нет рус. философии. Нельзя не отметить, пишет он% ту смелую последовательность и решительность, с к-рой рус. мысль делает выводы из посылок, хотя бы они и казались неприемлемыми. В основе этой решительности в крайних выводах лежат две характерные черты, общие всем тенденциям рус. мысли. Во-первых, чисто отвлеченные вопросы философии, напр, гносеологические, лишь в небольшой степени привлекают внимание рус. философов; их интересуют по преимуществу вопросы практики и основа всякой практики — искание правды и смысла жизни. Этика -излюбленная отрасль исследования, и именно в этой сфере особенно поражает настойчивость и прямолинейность, с.к-рой рус. мысль стремится к оправданию самых крайних выводов. Во-вторых, и это непосредственно вытекает из указанной практической тенденции, все проявления рус. мысли проникнуты "мистицизмом". Всем этим чертам мышления соответствуют нек-рые характерные особенности рус. жизни: жажда чудесного, искание пророчества, стремление к оправданию личного и общественного спасения, жажда мученичества, искание подвига и искупительной жертвы. Силе веры, выражающейся в жажде чудесного и в подвижничестве, соответствует и глубина разочарования. Ни в одной стране неверие и отрицание не принимали столь резких форм, как в России. Во 2-м изд. "Очерка" (1920) Р. сделал значительные добавления био- и библиографического характера. Изменяется также и его представление об отличительных чертах рус. философии. В качестве первой ее черты он отмечает преимущественный интерес к этическим вопросам, но не к самим по себе, а именно к применению этических теорий на практике, к проверке их на опыте, к переустройству жизни согласно принятым на веру принципам. Вторую характерную черту Р. усматривает в "любви к объективному", в отрицании субъективизма как в области гносеологии, так и в обосновании этики.

Философский словарь